Такси — неиссякаемый источник плохой музыки, сомнительных шуток и диалогов с водителем, которые выруливают даже более неожиданно, чем он сам.

Один из таких разговоров с внезапным поворотом случился недавно, когда из-за очередного опоздания на тренировку и стыда перед тренером пришлось вызывать такси.

Ни тебе шансона, ни запаха сигарет в салоне, ни навязчивых разговоров — словом, всё не как всегда. Так что когда водитель наконец спросил: «А куда едете?», даже пришло в голову: ну, слава богу, обычный нормальный таксист. Но нет (уж простите за спойлер).

— На тренировку, — говорю, — опаздываю. А тренировка в бизнес-центре «Ривьера-Плаза».

И тут водитель спрашивает:

— Слушайте, это же очень большой бизнес-центр, да? Может, в нём остались свободные помещения, не знаете?

— Не знаю, — отвечаю.

Таксист помолчал минуту и поделился:

— Я почему спросил: хочу свою танцевальную школу открыть. Ищу класс свободный.

Тут уже стало по-настоящему интересно, захотелось разузнать, откуда у него такие вот жизненные стремления. А он и рассказал:

— Понимаете, у меня дочка танцует, ей 7 лет. Она талантливая — сразу танцевать начала, как только на ногах стоять научилась. Но у нее безумная училка в студии. Я не знаю, комплексы у нее там или что, но она все время орет на детей, принижает всё, что они делают. Малая плачет каждый раз, говорит, что у нее ничего не получается… И я решил: да ну нафиг такие танцы! Уходим.

Но дочка-то хочет танцевать. Что делать? Буду открывать свою школу! У меня деньги отложены… На это и потрачу. Я и других родителей уговорил: мы все уйдем и скинемся на аренду, на нормального хореографа. И всё у наших малых хорошо будет. Ещё не хватало, чтоб из-за какой-то грымзы моя дочка плакала и комплексы на всю жизнь зарабатывала!

Я онемела от неожиданности. Честно говоря, это был один из самых впечатляющих разговоров с мужчиной в моей жизни — ни одно интервью не перекрыло его по силе воздействия.

Поймала себя на этом и задалась вопросом: «А почему этот нормальный, в принципе, поступок мужчины, отца вызывает такие эмоции?»

И сама себе ответила: потому что трудно было себе представить до этого момента, что так вообще может быть.

Впоследствии оказалось: в моем кругу общения нет ни одной взрослой девочки (от 25 до 35 лет), которой эта история про таксиста и его дочку показалась бы нормой. Не вызвала бы широко открытых глаз и всё того же вопроса: «Ты серьёзно? Так вообще бывает?!».

А вторым вопросом было: «Интересно, какой вырастет его дочка: станет успешной танцовщицей или будет рохлей, которая привыкла, что все проблемы за неё решает папа/муж/спонсор?».

Пришли к неожиданному для себя выводу: а всё у неё будет хорошо. Не факт, что девочка станет звездой Todes. Но чем бы она ни занималась, в какую бы сферу ни подалась, с ней будет уверенность в собственных силах и завтрашнем дне, которая позволит сохранить самоуважение и легко преодолеть любое препятствие — хоть стекла в туфлях, хоть босса-самодура.

Только вот вывод этот с таким внутренним сопротивлением дался! Нас ведь по-другому воспитывали: нельзя подрывать авторитет взрослого (учителя), ребенок должен сам справляться с трудностями, не нужно хвалить своих детей — пусть другие похвалят, тяжело в учении — легко в бою…

Одним словом, воспитательная концепция такая: бросьте ребенка в воду — он и поплывет.

Другой вопрос: как поплывёт? Спокойно, уверенно, зная, что вода поддерживает, а не топит, наслаждаясь пейзажем вокруг? Или по-собачьи, с паническими глазами и единственным желанием побыстрее догрести до берега?

Так вот, девочки, с которыми мы обсуждали историю таксиста и его дочери, много лет учатся плыть по жизни, не захлебываясь, не думая о том, что через минуту снесет волной — и баста. И пока у них не слишком-то получается.

Думаю, таких пловчих среди нас большинство.

Нажмите стрелку ниже, чтобы продолжить читать статью