Однажды утром я спустился по лестнице вниз и увидел следующее: моя семнадцатилетняя дочь с каким-то незнакомцем мирно спят, судя по всему, после «бурной ночи». Я тихо прошел мимо, так же тихо приготовил завтрак, потом поднялся наверх, чтобы разбудить жену, сына и младшую дочь и предупредить их, что внизу спят люди и будить их не надо. Наш обеденный стол стоит на противоположной стороне комнаты. Мы начали завтракать, и тут я как закричу: «Молодые люди! Завтрак готов!»

Клянусь, я ни разу в жизни не видел, чтобы кто-то подрывался так быстро! «Завтрак готов!» — заорал я снова таким тоном, словно хотел вытрясти из него всю душу. Я выдвинул стул и приказал ему сесть. Вся семья притихла и глядела только в свои тарелки, боясь пошевелиться.

Для молодого человека это были три самых тяжелых метра, которые он когда-либо проходил в жизни. Прикрывая все свои достоинства, он надел одежду, валявшуюся позади обеденного стола и сел. Он так нервничал, что это напряжение буквально висело в воздухе. Я со своим обратился к парню:

— Дружок, я собираюсь задать тебе вопрос. Ответ очень важен для нас всех.

Тут он покрылся испариной.

– Ты котов любишь?

Это был симпатичный и довольно милый молодой человек, явно не образованный, но отнюдь не дурак. Было в нем что-то странное. Моя дочь заверила, что он очень хороший и внимательный. Они были знакомы месяц. Он всегда провожал ее домой, но никогда не оставался на ночь. Каждое утро он приезжал на велосипеде, чтобы отвезти мою дочь в школу, следил за тем, чтобы он сделала домашнее задание, навещал и ухаживал, когда она была больна. Более того, этот парень терпел все ее выходки и отнюдь не сахарный характер, заботился, вкладывал время и силы в их отношения. Он говорил, что родных и семьи у него нет, она ценила его, он ценил ее. Кто я такой, чтобы запрещать ей учиться на собственных ошибках?




На 8 месяце их отношений ко мне подошел мой сын. Я стал расспрашивать его о том парне и узнал, что парнишка бездомный. Его отец-тиран покончил с собой. Мать-проститутка пережила его на три недели. Они жили в фургоне, вернее в куче железа, которая когда-то им была. С 15 лет он три года прожил на улице, спал в парках, в ночлежках Армии Спасения и затрёпанных дешевых гостиницах, работал на стройках.

Я же знал его как хорошего парня, в которого влюбилась моя дочь, вежливого и улыбчивого, заботливого, готового помочь без вашей просьбы о том, делающего моего ребенка счастливым. Он был ребенком, который волею судеб так им и не побыл, чьи родителями были уголовник и проститутка. Иногда его подкармливали соседи, но чаще он голодал.

НАЖМИТЕ НА СТРЕЛКУ НИЖЕ, чтобы читать далее